Тяжела судьба монаха…

Закат со скального карниза над пещерным монастырём Челтер-Коба

— Можно с вами немного пообщаться?
— О чем?
— Очень интересно как вам живется в монастыре, как вы сюда попали…
— Это личное. Монахи не говорят о личном.

А жаль. Так хочется узнать через что проходит человек, став монахом. О его внутренней борьбе и благодати с небес. Но проникнуть в это таинство может лишь тот, кто сам уйдет в монастырь.

Вот мы скромно стоим в пещерном храме, будто не в своей тарелке. Заходит Он и падает на колени, беззвучно повторяя: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного». Я шагаю к выходу прежде чем он закончит. Неловко мне, грешнику, присутствовать при таком сокрушении.
Быть может мы и пробудили в нём лишние мысли, которые монах поспешил замаливать. Стоял бы себе дальше на скальном балкончике и созерцал легкое колыхание верхушек деревьев внизу ущелья…

Челтер-Коба — настоящий скит. Именно в таких местах рвутся цепи сансары.

«Суть»

Крым. Вид на Лисью бухту с хребта Эчки-Даг

— Один поедешь?
— Ага.
— И никакой компании?
— Ну да.
Гена, делая очередной глоток пива, смотрит на меня с каким-то подобием жалости на лице:
— И в чем прикол? Весь месяц так собираешься?
— Слушай, если путешествуешь один, то это не значит, что будешь одинок.
Я далеко не был уверен в этих словах. Однако, так утверждали многие опытные путешественники.
— Договорился встретиться с кем-то?
— Да, с девушкой, но вообще-то я имею ввиду, что…
— О-о это уже другой разговор, в одной палатке будете спать? — хитро заулыбавшись, перебил меня брат.
Я засмеялся:
— Естественно! Если она не испугается, конечно.
— Ну так ты ее и успокоишь, — напутственно продолжил Гена. — А там, глядишь, и передумаешь заниматься фигней, да семью заведешь! Погоди, а тебе сколько лет?
— Двадцать три.
— А-а ну тогда нормально, до тридцати еще гулять можно!
Я саркастично усмехнулся и подумал, что многим любителям приключений не раз приходилось слышать подобные слова. Вот и я уже привык. Хотел только закончить свою мысль про одиночество, но понял, что «заботливому» родственнику уже не до того — он открывал очередную банку «успокоительного». Я включил автопилот из нескольких ответов, типа «ага» и «ну да», а сам ушел в глубины своего сознания.
Я всегда относился к путешествию, как к сакральному процессу самопознания. Внутренне я верил, что обязательно испытаю что-то невероятное, встречу интересных людей и побываю в мистических местах. А как известно, человек транслирует то, на что настроен. Искренняя вера может быть не очевидной для сознания, но это и не обязательно — механизм и так работает. Поэтому независимо от назойливых страхов и негативных мыслей, подсознание творит чудеса.
— Понимаешь, о чем я? — вывел меня из транса слегка окосевший Гена.
— Ага, — ответил автопилот.


Читать дальше