«Суть»

Крым. Вид на Лисью бухту с хребта Эчки-Даг

— Один поедешь?
— Ага.
— И никакой компании?
— Ну да.
Гена, делая очередной глоток пива, смотрит на меня с каким-то подобием жалости на лице:
— И в чем прикол? Весь месяц так собираешься?
— Слушай, если путешествуешь один, то это не значит, что будешь одинок.
Я далеко не был уверен в этих словах. Однако, так утверждали многие опытные путешественники.
— Договорился встретиться с кем-то?
— Да, с девушкой, но вообще-то я имею ввиду, что…
— О-о это уже другой разговор, в одной палатке будете спать? — хитро заулыбавшись, перебил меня брат.
Я засмеялся:
— Естественно! Если она не испугается, конечно.
— Ну так ты ее и успокоишь, — напутственно продолжил Гена. — А там, глядишь, и передумаешь заниматься фигней, да семью заведешь! Погоди, а тебе сколько лет?
— Двадцать три.
— А-а ну тогда нормально, до тридцати еще гулять можно!
Я саркастично усмехнулся и подумал, что многим любителям приключений не раз приходилось слышать подобные слова. Вот и я уже привык. Хотел только закончить свою мысль про одиночество, но понял, что «заботливому» родственнику уже не до того — он открывал очередную банку «успокоительного». Я включил автопилот из нескольких ответов, типа «ага» и «ну да», а сам ушел в глубины своего сознания.
Я всегда относился к путешествию, как к сакральному процессу самопознания. Внутренне я верил, что обязательно испытаю что-то невероятное, встречу интересных людей и побываю в мистических местах. А как известно, человек транслирует то, на что настроен. Искренняя вера может быть не очевидной для сознания, но это и не обязательно — механизм и так работает. Поэтому независимо от назойливых страхов и негативных мыслей, подсознание творит чудеса.
— Понимаешь, о чем я? — вывел меня из транса слегка окосевший Гена.
— Ага, — ответил автопилот.


Я выбирался на свет из прохладной темноты пещеры Терпи-Коба, заставившей меня усомниться в своей неуязвимости. Беспощадное солнце над плато Караби обжигало щетину на лице. Я жив, и я только что был в пещере совершенно один! Подумать только, а ведь я представлял себе это в самых страшных образах! Оглянувшись на вершину Кара-Тау, я увидел джип с туристками в возрасте, с которыми я уже успел познакомиться до своего «спелео дебюта» на пятой точке. Теперь они направлялись к пещере, а мой путь лежал к следующей туристической стоянке. По дороге на Ай-Алексий материализовались две старушки, разбившие лагерь слева от тропы. Догадаться было не трудно — они ждали своих подруг на джипе. Деревянный столик, предусмотрительно сколоченный здесь кем-то до нас, буквально ломился от еды. Ненароком у меня проскользнула мысль, что было бы неплохо сейчас вкусно поесть. Даже больше — я был уверен, что так и будет!
— Молодой человек! Заходите, компотику попить!
Я без слов повернул в их сторону. Совпадение? Не думаю.
— Садись, угощайся! Вот тут салатик, вот еврейская закусочка, бутербродики. Не стесняйся!
— Спасибо большое! Так приятно, я ведь совершенно незнакомый человек, а вы позвали меня и так щедро угощаете!
Женщины посмотрели на меня с такими серьезными лицами, как будто я их сильно обидел:
— Ну а как же? Все мы люди, помогать надо друг другу! Видим парень идет с тяжелым рюкзаком, ну как же не позвать? Тебе водочки налить?
— Нет, спасибо, я не пью.
— Компотик тогда еще бери, не стесняйся!
— Спасибо! А можно я камеру поставлю поснимать вас на память?
— Камеру? Да можно, конечно!
Я достал небольшой штатив и поставил камеру так, чтобы было видно всех за столом.
— А ты тоже там будешь, да? И весь наш вот этот базар татарский? — разводя руками спросила бабушка.
— Мы же не татары, Оль. Ты что? — подключилась к беседе соседка по скамейке.
За спиной послышалось тресканье камушков под колесами внедорожника и радостные женские восклицания — возвращались веселые подружки.
— Эй! — прокричали из машины, — это вы что, нашего кавалера забрали?
— Фиг вам! Фиг вам! Это наш теперь, это наш!
Пока я уплетал какую-то еврейскую закуску, на меня обрушился шквал вопросов:
— А вы откуда, молодой человек?
— Из Волгограда.
— И что вы один ходите?
— Да.
— А где база?
— Без базы.
— И не боитесь так один ходить? — спросила женщина в спортивном костюме.
— А я для того и хожу, чтобы страх перебороть, — ответил я, заметив, что прозвучало это как-то пафосно. Я совсем не хотел хвастаться, а просто честно признался.
— Нифига-себе, страх перебороть, — прозвучал еще один голос.
— А я боюсь так! — снова сказала женщина в костюме.
— А я не боюсь! — выкрикнула гиперактивная старушка Оля.
Удовлетворив любопытство старшего поколения, я с трудом накинул рюкзак — неплохо так покушал, и, получив в дорогу пакет пирожков, отправился дальше.
Цвета вокруг словно стали ярче, и я искренне радовался такому подарку Вселенной. Не то что бы я мечтал набить живот, скорее был в восторге от того, что на личном опыте подтвердил рассказы о том, как незнакомые люди помогают одиноким путешественникам. В этот момент для меня как будто открылась Истина общения со Вселенной, умение получать от нее всё необходимое!
Поток холодной воды источника Ай-Алексий промыл мое сознание окончательно. «А что если не останавливаться еще на одну ночевку в лесу? Продолжить путь до водопада Джур-Джур и дальше будь, что будет?». Было непривычно вот так изменить план, тем более зная, что у знаменитой крымской достопримечательности наверняка негде будет стать с палаткой.


— Вход в гидрологический заповедник платный — 100 рублей, — направился в мою сторону контроллер.
«Вот блин, придется в самый низ рюкзака лезть за деньгами, — подумал я. — И на что только надеялся?». Однако, не успел я обреченно покрутить головой по сторонам, как служащий заповедника с пониманием спросил:
— Шо, много штоль?
— Ну я надеялся вход бесплатный, с самой Караби-яйлы иду под рюкзаком.
— Ладно, проходи так. Только костры не жги, если с палаткой где-то захочешь стать. Чтоб не было с тобой никаких проблем, хорошо?
— Да, конечно! Спасибо большое!
Ну прямо трансерфинг реальности какой-то! Еще более вдохновленный цепочкой «везений», я не стал задерживаться у Джур-Джура и пошел в сторону Генеральского. Несмотря на то, что сентябрь уже начал окрашивать листву в желтый цвет, у водопада делали селфи толпы туристов. Очевидно было, что ночевать здесь не стоит, да и еду без костра не приготовить.
По дороге в село, меня посетила очередная идея: продолжить путь до Солнечногорского — поселка на берегу моря.
«А что? Сяду на автобус и приеду на море, а там как-нибудь найду где переночевать» — убеждал я себя.


— Последний автобус был в одиннадцать утра, парень! Сейчас только пешком. Тут километров восемь по прямой, до ночи успеешь, — обрадовала меня сельская бабушка, расслабившаяся под закатным солнцем, почти скрывшимся за скалами Демерджи. Ну не знала старушка, что я и так намотал уже около двадцати пяти километров. Да только я не был настроен сдаваться и просто пошел по дороге в сторону моря.
Восемь километров были действительно по прямой, а вот дорожное полотно петляло влево-вправо. Машины проезжали редко и поймать попутку удалось почти через час.
— Привет! До берега подбросите? — обратился я к татуированным парню и девушке на внедорожнике.
— Садись, подбросим!
Я протиснулся на заднее сиденье и стал рассматривать своих «спасителей»: оба в татуировках, пирсинге, с крашенными волосами, а парень за рулем — вылитый Мэттью Так – вокалист группы Bullet For My Valentine.
— Автостопом путешествуешь? — спросил он, когда машина выровнялась на дороге.
— Как получается. В Крыму общественный транспорт не такой уж и дорогой, поэтому на автобусах тоже езжу. К примеру, от Солнечной долины до Нового Света всего за двадцать рублей доехал!
— Ого, и правда дешево! — удивилась девушка.
Тут мы проехали мимо двух туристов с рюкзаками, которые шли по обочине пешком.
— Гляди-ка — рассмеялся водитель, — а эти не такие смышлёные как ты — пешком чапают!
Я тоже рассмеялся. Так мы и ехали минут двадцать, пока не остановились в Солнечногорском.
— Берег, — шутливо отметил парень, намекая, что мне пора выходить.
Я растерялся и слегка в ступоре поблагодарил попутчиков выйдя на перекрестке.
«Куда идти? Где ночевать? О, море!» — пронеслись мысли, увлекая за собой тело. Море было буквально в семидесяти метрах от меня и манило своим соленым запахом. Песчаный пляж грел немногочисленных посетителей — солнце здесь еще не зашло за горы и укрывало курортный поселок золотистым одеялом.
«Потом разберусь где спать, а сейчас просто буду кайф ловить», — думал я переодеваясь.
Когда морская пена коснулась натертых кроссовками стоп, я почувствовал, что жизнь идеальна. «Живи настоящим моментом» — твердили эзотерические учения и мотивирующие картинки в интернете. Я жил. Прямо сейчас, в бархатных волнах осеннего моря до меня доходила суть путешествий — научиться доверять Вселенной. В жизни нельзя все предусмотреть и спланировать, а неизвестность пугает человека. В городах мы не отдаемся в любящие руки Проведения, но лишь с иллюзией стабильности шагаем в завтрашний день. А стоит одному кирпичику выпасть из-под наших ног, как мы падаем и больно бьемся об реальность.
Шел ли я один по горным тропам? Да. Был ли я одинок в этом путешествии? Если честно, по вечерам сидя у костра, был. В остальное же время я постоянно встречал людей доброй воли на своем пути. Когда путешествуешь в компании, то как бы находишься в панцире, который ограничивает тебя и закрывает от полного взаимодействия с миром. Я считаю, что, только странствуя в одиночку и без строгого плана можно понять суть этого занятия.
Всего один шаг в неизвестность, с доверием к мирозданию, выстраивает прочную дорогу для путешественника. А движение по этой дороге устанавливает прочную связь с Богом. Вот в чем Суть.

Метки: , , , , . Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *